Германия перейдет на новую энергетическую стратегию?

Главная / Новости / Германия перейдет на новую энергетическую стратегию?

В середине апреля канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министры федеральных земель согласовали график перехода Германии к новой энергетической стратегии, которая предусматривает поэтапный отказ от ядерной энергетики. О том, как это политическое решение отразится на энергетической стратегии страны, в интервью журналу «Экология и Право» рассказал эксперт Германского общества внешней политики (ДГАП) Марсель Виетор.Интервью вела Ангелина Давыдова (РНЭИ).

Интервью вела Ангелина Давыдова (РНЭИ).

Меркель меняет решение

Отказ от ядерной энергетики – тема для Германии не новая. На протяжении последних двух десятков лет тема обсуждается в стране практически постоянно – при этом поочередно торжествует то более «жесткий», то более «мягкий» подходы. В чем политическая важность настоящего решения?

– Действительно, уже начиная с 1990-х годов, все федеральные правительства вне зависимости от состава, намеревались перевести энергоснабжение Германии, которое по большей части основано на использовании ископаемого топлива – в 2008 году из угля вырабатывалось до 23,5% энергии, из нефти и нефтепродуктов – 34,5% из природного газа – 22,2%, – на преимущественно возобновляемую основу – от 8,6% в 2008 году. Это намерение было, главным образом, продиктовано потребностью снизить выбросы парниковых газов.

Однако, стоит отметить, что взгляды различных правительств на необходимую скорость и интенсивность этого процесса, а также на роль традиционных энергоресурсов, особенно атомной энергии – заметно отличались.

В 2000 году правительство Шредера пришло к соглашению с четырьмя крупными производителями энергии в Германии – E.ON, RWE, Vattenfall и EnBW. Согласно ему, с 2008 по 2022 год предполагалось постепенно остановить работу 17 атомных станций общей установленной мощностью 20,3 ГВт, что составляет 23,3% от объема выработки электричества в стране за 2008 год и 11,1% от общего объема выработанной энергии. Нынешнее правительство, возглавляемое Ангелой Меркель, в 2010 году продлило сроки эксплуатации атомных станций до периода между 2016 и 2036 годами, замедляя, таким образом, энергетическую перестройку.

Однако, катастрофа на Фукусиме, и выборы в федеральных землях весной 2011 года оказали существенное влияние на позицию правительства, которое внезапно резко ужесточило свою позицию по переходу на возобновляемые источники энергии. Это привело к тому, что Ангела Меркель, наряду со многими другими сторонниками атомной энергетики, вынуждены были изменить свое мнение.

Атомщики подают в суд

Не прошло и трех дней после землетрясения в Японии, как канцлер Ангела Меркель объявила о трехмесячном моратории на закон о продлении сроков эксплуатации АЭС, незамедлительно и, возможно, навсегда остановив работу семи старейших реакторов, построенных между 1975 и 1980 годами, а также одного более молодого, но «склонного» к инцидентам реактора. Их общая мощность составила 8.3 ГВт. Комиссии по атомной безопасности было поручено за это время тщательно проверить все реакторы.

Кроме этого, правительство учредило Комиссию по этике, чтобы обсудить все «за» и «против» атомной энергии и альтернативные способы производства энергии. Однако, оказалось, что, налагая мораторий, правительство могло нарушить права компаний– производителей атомной энергии. Энергетический концерн RWE, который управляет пятью из 17 АЭС страны, уже подал в суд жалобу против моратория. Таким образом, Федеральное правительство совместно с правительствами земель, где находятся атомные станции, готовится обосновать свою позицию.

В середине июня планируется принять закон, который бы обеспечил необходимые правовые основания для остановки АЭС и для увеличения доли возобновляемых источников энергии. Этот шаг также может быть нужен для предотвращения простого замещения атомных мощностей с помощью старых электростанций на угле.

Решение, принятое в спешке?

– Как подобные перемены воспринимаются в самой Германии?

– Конечно, решение о моратории, принятое практически «в спешке» после Фукусимы, а также последовавший рост интереса на переход к возобновляемым источникам энергии, были не очень хорошо продуманы. Решение были принято в слишком короткие сроки, и без должного общественного обсуждения. Проблема, которая может из– за этого возникнуть, заключается в том, что решение остановить атомные станции и переключиться на возобновляемые источники энергии может не продлиться долго. На самом деле, оно уже торпедируется критиками, которые беспокоятся о конкурентоспособности энергоемких отраслей Германии.

Вместо спонтанных, принятых на эмоциях правительственных решений, нам нужны открытые и честные дискуссии в обществе, среди избранных населением представителей в парламенте, а не в назначенной Комиссии по этике. Только через такой совместный подход мы сможем достичь устойчивого общественного консенсуса по трансформации нашей системы энергоснабжения, инвестировав в новую энергетическую инфраструктуру в долгосрочной перспективе. Таким образом, мы сможем не бояться, что новый инцидент – будь то атомная катастрофа, газовый кризис или выборы,– может вновь перевернуть вверх тормашками наши взгляды на энергоснабжение.

Оправдают ли «зеленые» надежды избирателей?

Катастрофа в Фукусиме повлияла и на политическую жизнь Германии – в ряде регионов на выборах большинство голосов получили «зеленые» партии. Насколько долгосрочным может оказаться процесс роста популярности «зеленых» в немецкой политике?

– В данный момент неясно, пользуется ли намеченная энергетическая трансформация устойчивой поддержкой. То же самое можно сказать и о политических сдвигах, произошедших через две недели после Фукусимы. Тогда выборы в Баден– Вюртемберге на Юго-Западе Германии привели к выдающейся победе выражено анти– атомную Зеленую партию, которая набрала 24,2 % голосов, вдвое превзойдя свой предыдущий результат. Зеленая партия теперь назначит своего первого за всю историю премьер-министра федеральной земли, заменив нынешнего представителя консерваторов – горячего сторонника атомной энергии. Но «зеленым» только еще предстоит доказать, что они смогут исполнить пожелания своих избирателей. Им не только нужно будет справиться с преобразованием концерна EnBW – оператора четырех атомных станций, в котором правительству Баден–Вюртемберга принадлежит 45% акций – в производителя энергии из возобновляемых источников. Но также необходимо будет найти баланс между намерением развивать возобновляемые источники энергии – что, среди прочих мер, потребует прокладки множества новых линий электропередач, строительства ветряков на населенных территориях, тем самым, способствуя развитию синдрома NIMBY (от англ. not in my backyard – «не на моем заднем дворе») и т.д. Следовательно, нам еще предстоит увидеть, смогут ли «зеленые» оправдать надежды избирателей.

Исторический шанс

Возможны ли, на ваш взгляд, подобные процессы и в других странах Евросоюза?

– Мне представляется, что резкая перегруппировка среди избирателей и политических партий по вопросу об атомной энергии, останется, по большому счету, немецким феноменом. «Зеленые» партии или анти-атомные группы, вероятно, могут получить поддержку и в других странах, но, думаю, там изменения в энергетической политике будут постепенными. Большинство стран занято проверкой мер безопасности на АЭС и, возможно, повышением стандартов безопасности, но лишь некоторые из них могут усомниться в самой технологии.

Важно и то, что Германия, конечно, не играет существенной роли в энергоснабжении других стран. Но у нее появился исторический шанс послужить примером и убедить других перейти к энергоснабжению на основе по большей части возобновляемых источников энергии. Впрочем, для этого Германии надо будет провести подобное преобразование, прежде всего, у себя, не снизив уровень благополучия общества и конкурентоспособности своей промышленности. Мне кажется, Германия должна воспользоваться этим шансом.

В противном случае, ситуация может привести к регрессу на международном уровне, когда население в других странах начнут задавать вопросы, почему им следует перестраивать свое энергоснабжение на возобновляемую основу, если даже Германия, с ее сравнительно богатой экономикой и сильной опорой на возобновляемые источники энергии, этого не делает.

Источник: Беллона.ру