Интервью — «Градостроительное планирование должно обсуждаться с общественностью»

Главная / Новости / Интервью — «Градостроительное планирование должно обсуждаться с общественностью»

Важный аспект устойчивого развития — попытка проследить экологический и социальный след всех возможных изменений — от создания новых транспортных потоков до изменения облика города. Директор Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов полагает, что градостроительное планирование должно обсуждаться с общественностью на понятном для нее языке, представляя конкретные модели развития событий.

С ним беседовала Ангелина Давыдова, РНЭИ, по просьбе Культурного центра им. Гете.

«Один из самых интересных аспектов зеленой архитектуры – сохранение ландшафта».

Что для Вас входит в понятие «устойчивая» или «зеленая архитектура»?

Прежде всего, это разумное ландшафтное и градостроительное планирование. Кроме того, традиционно в «устойчивую» архитектуру также входят энерго- и ресурсо-эффективность. Однако для меня один из самых интересных аспектов – учет особенностей ландшафта, сохранение его ценных элементов – таких как реки, озёра, побережья, учет миграций птиц и других животных. Экологичность – это «вписанность» нового строительства в ландшафт, причём не только в плане архитектуры зданий или их местоположения, но разумное размещение связанных с ними энергетических и транспортных потоков.

Насколько это тема актуальна для России?

У нас это направление пока развито довольно слабо, поскольку отсутствуют основные «драйверы» экологического развития. С одной стороны, до сих пор существует массовое представление, что у нас и территории, и ресурсов буквально «очень много». С другой стороны, в России сейчас присутствуют довольно «уродливые» земельные отношения, которые тормозят механизмы зеленого развития.

В частности, у нас практически нет рынка земли – так, в Москве вместо него существуют практически феодальные, «вотчинные» отношения, в рамках которых земля отдается в «кормление» застройщикам, оставаясь в собственности государства. В таких условиях арендатор земли пытается «выжать» с участка максимум прибыли, определенную долю которой надо отдать обратно государству – в виде квартир, взяток, и так далее. В подобной логике места для зеленой архитектуры практически нет.

В Санкт-Петербурге существует рынок «квадратных метров», однако не существует рынка комфортной городской среды. Измерить количество квадратных метров очень просто, поэтому это основная характеристика зданий, которая фигурирует и в сделках, и в отчётах властей. А вот измерить экологичность гораздо сложнее. Более того, само понятие «экологичности» – спорное, сомнительное, опирающееся на экспертные оценки… То, что покупатель не может быстро проверить, не может быть предметом сделки.

Естественно, возникает вопрос: кто может выступить заказчиком эко-дома? Скажем, в Германии большая часть жилого фонда находится в аренде. У многоквартирного дома есть собственник, который, весьма вероятно, являлся заказчиком проекта. Его доход будет улучшаться при повышении экономичности и энергоэффективности, а также, если квартиры не будут пустовать – для чего нужно создать какую-то привлекательную «фишку». Например – экологичность. Такие собственники могут создать существенный спрос на «зеленое» строительство. А в России будущий собственник квартиры не является заказчиком проекта здания. Создатели проекта и строители не интересуются эксплутационными затратами и тем, как дом будет жить, когда все квартиры будут проданы.

У нас нет способов говорить об «устойчивой» архитектуре с публикой на понятном для нее языке – почти нет специалистов, которые могли бы выстраивать модели, позволяющие сравнивать большую или меньшую экологичность того или иного решения. Скажем, я хотел бы понять закономерность генерации транспортной нагрузки – какие варианты развития города позволяют снижать или, наоборот, увеличивать потребность в перемещении людей, грузов. Нужны конкретные модели в публичном доступе – не только транспортные, но, например, учитывающие данные по расселению, плотности и прочим параметрам. Этого пока нет. Мы накапливаем данные по структуре озеленения городских территорий – это позволяет нам моделировать последствия принятия тех или иных нормативных решений. Но всё же у меня нет инструмента для того, чтобы сказать, какой тип застройки будет более экологичным.

А каковы перспективы Санкт-Петербурга в качестве балтийского эко-центра – учитывая связь и взаимодействие городов в пространстве Балтийского моря?

На мой взгляд, сам по себе фактор Балтики не оказывает существенного влияния. Санкт-Петербург, по сути, не является приморским городом. Центр в довольно большой степени удален от побережья, а Главным Городским Пространством является часть акватории Невы напротив Петропавловской крепости. Новые строительные проекты смогут лишь отчасти «приблизить» город к Финскому заливу. Поэтому и «морская» сущность города проявляется довольно слабо. К тому же, нельзя забывать и влияние дамбы, которая сделала общение с Заливом малоприятным. В результате, население не воспринимает Балтику как «свое» пространство.

Балтийские инициативы в городе существуют (например, программы культурного или экологического обмена), в том числе со стороны Европейского союза, но они производят довольно ограниченное воздействие, поскольку прерогатива международных связей и сотрудничества сосредоточена все-таки в Москве. Тем не менее, довольно существенное влияние на общественное сознание оказывает рост выездного туризма, который в той или иной степени также осуществляет перенос определенных знаний, критики, моделей – принятых и опробованных в других балтийских городах Северной Европы.

Александр Карпов Кандидат биологических наук, директор Центра экспертиз ЭКОМ Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. Окончил биолого-почвенный факультет Ленинградского университета и аспирантуру Института цитологии РАН. Выпускник международной программы «Лидерство в области окружающей среды и развития» (LEAD). Эксперт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, разработчик законов об охране зелёных насаждений, участник подготовки Правил землепользования и застройки и других градостроительных законов.

Перевод: Виктор Милошевич
Copyright: Goethe-Institut e. V., Online-Redaktion
Апрель 2011
Если у Вас есть вопросы по данной статье, напишите нам!
burck@moskau.goethe.org